Поздравление с днём независимости узбекистана

354

Поздравление с днём независимости узбекистана

Поздравление с днём независимости узбекистана



Здесь нет директоров и работяг, "блатных" и "фраеров". Алия нас уравняла - здесь все просто биробиджанцы.
Вот Павел Евсеевич Линчук, бывший директор станции технического обслуживания "Жигулей". В Биробиджане к нему на драной козе нельзя было подъехать - очередь на два месяца вперёд, а тут - запросто, обнимаешь, как старого доброго соседа по лестничной клетке. Четверть века назад, принимая в работу мою обшарпанную "копейку", он быстро расставлял все точки над i:
- Масло, фильтры заменим, клапана отрегулируем, в наварную резину, так и быть, "переобуем", а вот шаровые и тормозные шланги не проси. Нет и не предвидится...
И уже зайдя под стоящую на подъемнике мою машину, обращаясь к слесарям, выговаривал:
- Есть, ребята, шофера, есть ездоки, а вот он (кивок в мою сторону - В.Д.) - не шофёр и
не ездок, даже не ездец... Довести машину до такого состояния - надо быть редкостным ездюком...
Откуда-то появлялись новые шаровые опоры, тормозные шланги.
- Ты думаешь, я тебя пожалел? Мне за горожан страшно. Они ж, нетерпеливые, не знают, перед каким корытом дорогу перебегают...
Тут же, в парке, я вижу Сашу Файмана, одного из слесарей Линчука, в 89-м он перебрал двигатель моей "Нивы". Знающие люди ни за что не поверят, но это факт: после обкатки "Нива" легко набирала скорость, от которой "гнулась" стрелка спидометра - сто восемьдесят километров в час!..
А вот Изя Эйгель! В семидесятом он так отрекомендовал меня редактору газеты "Биробиджанер штерн" Корчминскому:
- Этот парень снимает лучше меня.
Наверное, для Наума Абрамовича Корчминского это было той рекомендацией, после которой он просто обязан был взять меня в штат редакции, где я проработал десять лет. Снимать "лучше, чем Изя" и снимать для газеты - далеко не одно и то же. Изя, первый из моих наставников, ввёл меня в газетное ремесло, а в случае моих неудач всегда прятал от редакционного начальства за свою широкую спину.
- Это ж не по телефону информации собирать, авторские материалы организовывать. Каждый снимок требует личного присутствия, определённых условий, а главное - времени. Попробуйте сами всюду успеть - сегодня Амурзет, завтра Облучье, послезавтра Приамурская. И на первую полосу дай, и про четвёртую не забудь, и редакционное задание выполнить, а ещё надо вернуться в редакцию и всю эту кучу отснятого материала обработать, и ничего не напутать...
Начальство что-то бурчало про время, которое поджимает, про то, что нужна была панорама, а я выдал вертикальный снимок, про недостающие двадцать строчек, но с Изей всегда соглашалось и постепенно отходило. А Изя, царапаясь в закрытую дверь фотолаборатории, мне вполголоса:
- После того, как накормишь снимками этих кашалотов, спустись в столовку, тебя там будут ждать - я договорился...
Так часто бывает: с виду грозный и недоступный, а начнешь общаться - добрейший человек! Таков бывший первый заместитель мэра Биробиджана, бывший управляющий трестом "Биробиджанстрой", а ныне простой еврейский пенсионер Яков Самуилович Лифшиц. В той жизни, хоть и виделись мы часто, общаться нам не приходилось - не было повода. Я знал, что есть такой Лифшиц, он, наверное, если читал газеты, знал, что есть такой фотокорр В.Дертко. Но как-то раз друзья затащили меня в баню, где я и познакомился с Яковом Самуиловичем. Ах, какая это была баня! Какие ребята там собирались! Это был регулярный пятничный ритуал с постоянной небольшой компанией приятных людей, куда я "прописался" почти на десять последних в России лет. Тут были врачи, строители, коммунальщики, железнодорожники, сантехники, офицеры и музыканты. Душа компании и её непререкаемый в банных делах авторитет - Яков Лифшиц. Ох, как он парил! Глядя на его шарообразный обнажённый торс с двумя дубовыми вениками в руках над распластанным на пологе телом, на то витиеватое волшебство, которое он этими вениками выделывал, можно было представить, что, как минимум, ты находишься в зале Большого театра, на представлении знаменитого балета.
- Полковшика, - командовал Яков Самуилович, - ещё граммульку, ещё...
Пар плавно достигал критической отметки, пропитывая тела влажным жаром. Насквозь. До последней косточки.
- Ещё немного, ещё капельку...
- Да пошёл, ты, Яша...
Тело скатывалось с полога, мощно било плечом в дверь парилки и с весёлым матом красным комом плюхалось в бассейн с холодной водой.
- Слабак, - констатировал Яков Самуилович. Не торопясь, он с деланой медлительностью
выходил из парилки и так же нарочито медленно опускал своё цвета спелого помидора
тело в бассейн. Повинуясь закону Архимеда и ещё какому-то закону физики, вода
переполняла края бассейна и закипала...
Слава Богу, Яков Самуилович почти не меняется, наверное, потому, что мы часто общаемся.
Ба, Яша Дехтярь! Врач-рентгенолог, капитан городской команды КВН. Вот с кем я давно не общался и кого особенно хотел видеть. Наши мамы долгое время работали вместе в детской больнице, на Яшиного отца дважды приходила похоронка, а он, вернувшись с фронта, не зная, что на двух братских могилах золотом выбито его имя, тихо занимался исконно еврейским ремеслом - стриг и брил биробиджанских мужиков. Власти тех мест потом часто приглашали его на юбилеи Победы, предлагали убрать его имя из скорбного списка. Дядя Рома отказывался.
- Я уж тут, с ребятами, если можно...
Между нами вклинивается мой одноклассник Мишка Горелик:
- Ты что как черепаха, все уже беспокоятся. Кутик говорит, что ты по Нацерету блуждаешь...
Мы торопливо обмениваемся с Яшей визитками и я иду к моим друзьям-одноклассникам. С ними я, худо-бедно, общаюсь, а с тобой, Яша, мы больше десяти лет не виделись - так неудобно получилось. Прости.
Я помню, ты когда-то говорил:
- Если я вдруг уеду из Биробиджана, то больше всего буду скучать по нашей сопке...
Яша, я отправляю фотографию биробиджанской сопки вместе с этим текстом и прошу редакцию "МЗ" её опубликовать.
Всё, что могу, Яша.

На северо-востоке, откуда мы ушли,
Остались наши женщины в печали.
Из гавани построенные нами корабли
Уйдут без нас в неведомые дали...

Без карты и компаса,
без флага над кормой,
Без лоции и с пьяным экипажем,
Они под вечер скроются
за штормовою мглой,
И кто-нибудь про это нам расскажет...

А я, скрипя зубами и отведя свой взгляд,
Представлю, как под всеми парусами,
Без карты и компаса,
в чем я так виноват,
летит корабль мой чайкой над волнами...

Фотографии Владимира Дертко,
Владимира Ротбарта
и агентства GalilInfo


ЕВРЕЙСКИЕ ВОПРОСЫ

Встреча Владимира Опендика с читателями на Брайтоне

Марк ГУРЕВИЧ, Нью-Йорк

Бруклинская библиотека на Брайтоне организовала очередную встречу писателя Владимира Опендика со своими читателями. Четыре его книги, объединённые общим названием "Двести лет затяжного погрома", продолжают пользоваться большим успехом среди наших соотечественников. Несмотря на воскресный день, в библиотеке собралось около 50 человек. Автор сделал подробный анализ произведений русского литератора А. Солженицына, выявил в них множество подтасовок и творческой лжи. Речь идёт не только об антисемитской книге "Двести лет вместе", не только о злобной травле нашего народа, но и о его отвратительной человеческой сущности, мнимого оппозиционера советской власти.
Существуют разные мнения: заслуживает ли Солженицын такого пристального внимания, которое уделил ему в своих книгах В. Опендик? Некоторые критики и журналисты считают, что не заслуживает, что он никого не интересует, что время его прошло, вместе с советской властью он навсегда ушёл в прошлое.
Не могу с этим согласиться. Время, конечно, повернуть вспять невозможно. Но современное население России, в том числе русскоязычные иммигранты в Америке, не избавилось от советской ментальности и рецидивов, заключённых в понятии "солжефрения". Об этом феномене написано множество статей и даже несколько книг. Но мне не удалось встретить ни одного автора, который бы так подробно, честно и откровенно, а, главное, пронзительно правдиво и глубоко изучил эту тему, как В. Опендик.
Ценность его книг не определяется только разбором творчества писателя Солженицына, не только анализом антисемитских произведений многих русских классиков, но и оригинальными историческими исследованиями жизни евреев в России.
В своём выступлении перед читателями В. Опендик рассказал о содержании уже поступивших в продажу (книжный магазин "Чёрное море" или у автора) четвёртого и пятого томов новых книг "Двести лет затяжного погрома". Участники встречи слушали В. Опендика с большим вниманием, что вполне понятно, ибо его трактовка исторических событий в России непривычна для бывших советских людей. О русских националистах нечего и говорить. Судя по тем вопросам, которые задавали докладчику, еврейскую аудиторию очень интересовала еврейская тема. Думаю, читателям этой статьи тоже будет интересен диалог читателей с писателем по самым острым вопросам русско-еврейских отношений в России прошлого и настоящего. Вот некоторые вопросы и ответы на них писателя.
ВОПРОС: Вы утверждаете, что евреи не совершали революцию в 1917 году в России. Но разве не Троцкий возглавлял Петроградский Совет и Красную армию, где среди руководителей было много евреев?
В. ОРЕНДИК: Да, евреи были на руководящих постах в правительстве и в армии. Понятие "много" не содержит количественной оценки. В Красной армии, например, 32 еврея дослужились до звания генерала, а в правительстве Троцкий был единственным евреем. Однако участие евреев в русской революции не меняло её русского характера, потому что все эти евреи служили русским интересам и боролись за более справедливое устройство русского общества. Вспомним лозунги революции: "Земля - крестьянам!", "Мир - народам!", "Хлеб - голодным!" и так далее. Февральская революция освободила евреев от русского гнёта, а Октябрьский переворот ничего к этому не добавил. В Красной армии во главе с Троцким служило около 200 евреев-командиров и комиссаров, но по сравнению с десятками тысяч русских командиров это была еврейская капля в русском море. Только бывших царских офицеров в армии было более 30 тысяч. Эта армия никогда не была и не могла быть еврейской ни по своим целям, ни по преобладающему составу. Вторым человеком в Красной Армии, который возглавлял политуправление, был украинец Антонов-Овсеенко. Национальное происхождение евреев не играло никакой роли в их деятельности. Гораздо выше ценились личные способности людей. Подумайте сами, разве кто-либо из русских националистов назвал Российскую империю Немецкой только за то, что в течение 300 лет ею управляли почти чистокровные немцы? Нерусское происхождение многих представителей русской культуры не влияло на оценку их произведений, потому что все они принадлежали именно к русской культуре.
ВОПРОС: Чем отличается антисемитизм царской России и Советской власти?
В. ОПЕНДИК: В царской России антисемитизм был государственной политикой самодержавия, открыто провозглашался и поддерживался всеми слоями общества - от духовенства, царских чиновников до черни. В первом томе моих книг есть специальная глава "Погромная психология", в которой эта тема излагается более подробно, а также названы слои российского общества, которые внедряли погромную психологию в сознание населения. Это, прежде всего, духовенство, царские чиновники, купцы и предприниматели, боявшиеся более сильных еврейских конкурентов, и, конечно, русские писатели. Их доля оказалась наиболее весомой. Многие русские классики оказались примитивными антисемитами. При советской власти официально проявление антисемитизма запрещалось, однако он постоянно поддерживался и подпитывался фактическими действиями властей. Наиболее чётко он проявлялся по команде кремлёвских политиков во время всесоюзных антисемитских кампаний. Например, против вейсманистов-морганистов, против космополитов, против сионистов, против врачей и так далее. Всё население страны хорошо понимало, на кого следует направлять свою ненависть по указке партийных вождей.
Чтобы изжить это позорное явление в России, нужны вековые усилия русской интеллигенции по искоренению национальной ненависти к инородцам. Необходимо также изменить благодушное отношение самих евреев к проявлениям антисемитизма, не прощать антисемитские проявления, а давать резкий отпор. Вряд ли современные евреи в России, Израиле и в Штатах способны реально противостоять антисемитам.
ВОПРОС: Разве среди русских писателей не было приличных людей?
В. ОПЕНДИК: Конечно, были. И не только Короленко, Горький, Лесков. Но их было досадно мало, гораздо меньше, чем антисемитов. Традиционно именно евреи значительно усиливали значение этих благородных людей в русской жизни, выдавая желаемое за действительное. Однако эти люди не имели существенного влияния на общественное мнение.
ВОПРОС: Откуда в русском народе столько ненависти, если сам этот народ ассимилировал множество инородцев?
В. ОПЕНДИК: Скорее всего, от отсутствия собственного национального достоинства, комплекса неполноценности, от особенностей национального характера, от продолжительного исторического периода унижения и зависимости от татарских ханов, от слабости и ущербности русской интеллигенции. Например, личность писателя Солженицына, в котором уживаются комплекс неполноценности и мания величия. Этот человек невероятно злобен, неумён. Однако эти качества нисколько не смущают русских людей, которые называют его классиком и даже пророком. А его откровенный антисемитизм многим пришёлся по душе. Даже некоторые вполне приличные люди делают вид, что не замечают солженицынского антисемитизма.
Встреча с писателем В. Опендиком прошла оживлённо. Читатели не только задавали вопросы, но и выступали сами, сожалели, что время пролетело так быстро. К сожалению, не часто приходится бывать на таких по-настоящему живых встречах, послушать интересного докладчика, выслушать неординарную точку зрения, получить исчерпывающие ответы на любые вопросы.
Пользуясь случаем, хотелось бы отметить, что до сих пор среди некоторых наших журналистов не исчезла тяга к рекламе антисемитов на страницах еврейских газет. Недавно одна здешняя еврейская газета под рубрикой "Сионизм" взялась активно пропагандировать книгу русского антисемита А. Буровского. Сегодня в России сотни русских профессиональных антисемитов занимаются клеветой на еврейский народ. Этой газете хватит такого материала на многие годы.
Хочется выразить благодарность не только В. Опендику, но и организатору встречи, работнику библиотеки Марине Айзенберг за удовольствие, которое нам доставила эта встреча с писателем.

- Наш "Олимовский Оскар" организован министерством абсорбции, Центром местной власти, муниципалитетом Ашдода и Центром по продвижению культурных проектов. Сравнение с Голливудом тоже далеко не случайное, потому что у нас в Ашдоде, как в Голливуде, работала специальная отборочная комиссия, и почти, как в Голливуде, утверждены специальные номинации. Первая - самая массовая - "Открытие года". Она - для молодых репатриантов и израильтян, зарекомендовавших себя в стране. Вторая номинация - "Статус". Ее название говорит само за себя: призы и дипломы присуждаются уже известным коллективам и артистам, зарекомендовавшим себя и в Израиле, и за его пределами. И, наконец третья, самая важная номинация - "Признание". В этой категории номинантами могут стать люди и коллективы, которыми гордится страна...
Неслучайно на церемонию награждения прибыл министр абсорбции Зеэв Бойм. Он принял в мероприятии самое живое участие и дал высокую и лестную оценку самой идее вручать призы за интеграцию культур:
- Поверьте, это просто замечательная идея, и за нее - спасибо городу Ашдоду.
- Дейтсвительно, именно наш город принял больше всех в стране новых репатриантов, - сказал мэр Ашдода Цви Цилькер. - Поэтому церемония проходит именно в нашем городе, и я уверен, что это станет доброй традицией...
- Церемония называется "Меурав исраэли", то-есть, в переводе на русский, "Израильская смесь". Это имя ей дал первый заммэра, мой друг, а главное, единомышленник, доктор Иехиэль Ласри, - продолжает наш разговор об "оскаровской церемонии" депутат Борис Гитерман, благодаря помощи которого проект и получил путевку в жизнь. - Я благодарен и депутату Кнессета Зеэву Элькину, активно работавшему в качестве сопредседателя отборочной комиссии, всем деятелям культуры, журналистам, общественникам, кто помогал нам организовать этот праздник искусства...

- Церемония будет жить, - уверен и председатель Центра по продвижению культурных проектов и автор самой идеи Леонид Елизаров. - Она актуальна и, самое главное, востребована. К нам уже звонят будущие претенденты...
Лауреатами церемонии "Меурав исраэли" в категории "Открытие года" стали виртуоз-балалаечник Арье Рабинович из Кармиэля, ансамбль "Кинор Давид" из Ашкелона, шоу-театр "Алевай" из Ашдода, ансамбль "Фантазия" из Беэр-Шевы, солистка театра балета Валерия Панова Мирьям Селектор (она на нижнем фото с солистом театра Владмиром Куклачевым) из Ашдода, ансамбль "Пиноккио" из Беэр-Шевы, танцор хип-хоп Ирен Иванова из Ашдода, певица Яна Кацив из Кармиэля.

Лауреатами церемонии "Меурав исраэли" в категории "Статус" стали шоу-балет "Визави" из Бат-Яма, исполнительница восточных танцев Юлия Горбунова из Ришон ле- Циона, телевизионный журналист Инна Зискинд из Холона, ансамбль "Кцат руси, кцат теймани" из Бней-Аиша.
А в главной категории "Признание" лауреатами стали председатель Союза писателей Израиля Эфраим Баух и лауреат Госпремии Израиля Андалузский оркестр из Ашдода (на верхнем фото).
Специального приза удостоен коллектив детского сада "Синдерелла" за приобщение детей к высокой культуре и, в частности, за подготовленное педагогами детсада представление по мотивам балета Чайковского "Лебединое озеро" (см. фото в центре).
Ведущими конкурса были талантливые певцы - очаровательная Юлия Фельдшерович из Ашдода и Максим Левински из Бейт-Шемеша.
Особую благодарность устроители церемонии выразили депутату горсовета Майе Слуцкой, известному радиожурналисту Алексу Иш-Шалому, депутату горсовета Алексу Эпштейну, руководителю "Звездной академии", композитору Юрию Сандику и, конечно же, режиссеру церемонии, директору Центра по продвижению культурных проектов Светлане Любански.
"Меурав исраэли" 2007 года завершен, но уже начата подготовка к "Меурав исраэли"- 2008. По положению церемонии председателями отборочной комиссии среди претендентов будут победители нынешнего года в главной номинации "Признание". А это - гендиректор объединения друзей государственного Андалузского оркестра Моти Малька и председатель Союза писателей Израиля Эфраим Баух.

Фото автора

Код раввина Телушкина

Наталья БАЙЕР, Хьюстон, Техас

Книга раввина Йосефа Телушкина "Код еврейской этики: и будешь ты праведником" получила Национальную еврейскую книжную премию США за 2006 год.

56-я церемония награждения этой престижной премией (National Jewish Book Awards) прошла в Центре еврейской истории в Манхэттене. Премия присуждается благотворительной организацией Совет по еврейским книгам (Jewish Book Council), основной целью которой является поддержка и поощрение публикаций на еврейские темы. Литературная премия Совета, ведущая свою историю с 1948 года, по праву считается одной из самых престижных в США. Ее удостаивались в разное время Говард Фаст, Хаим Граде, Бернард Маламуд, Синтия Озик, Хаим Поток, Филип Рот, Ицхак Башевис Зингер и Эли Визель.
Автор книги-лауреата 2006 года раввин Йосеф Телушкин получил образование в Yeshiva University и Колумбийском университете в Нью-Йорке. В 1999 году журнал Talk включил его в рейтинг 50 лучших ораторов Америки.
576-страничный "Код еврейской этики: и будешь ты праведником", вышедший год назад, по замыслу автора, должен стать первым томом трехтомной серии. Как следует из названия первого тома, он посвящен проблеме личного развития. Пять разделов книги рассматривают жизненные задачи, основные пороки и добродетели, принцип открытого общения, приверженность праведной жизни и взаимосвязь веры и этики.
Религия, считает Телушкин, - это не только ритуалы, а, прежде всего, кодекс этических норм и законов. Современное общество не нуждается в обучении принципам - они и так хорошо всем известны. Но если принципы остаются только абстрактной теорией, теряется смысл религии. Именно поэтому автор надеется, что к его книге читатели будут обращаться как к учебному пособию или как к справочнику, сталкиваясь с реальной этической дилеммой.
Обращаясь к сложным темам, Телушкин пишет простым, понятным языком. Он считает, что принципы праведной жизни нужно не навязывать, а объяснять всеми доступными способами. Так, например, в Торе содержится 613 законов поведения, и каждый их них проиллюстрирован, как минимум, несколькими универсальными историями из жизни. В Талмуде тоже есть и законы, и истории. Но, когда в средние века начали составляться коды еврейских законов, истории отошли на второй план, а зачастую и вообще исчезли из еврейских работ по этике. В своей книге Телушкин возвращается к традиции обучения на примерах и предлагает своим читателям зарисовки из жизни для каждого этического закона, внедряя кажущиеся отвлеченными принципы в повседневный уклад жизни.
Во втором томе, "Возлюби соседа своего как самого себя" (Love Your Neighbor as Yourself), автор собирается обратиться к проблемам межличностных отношений, благотворительности, обязательств по отношению к обществу, терпимости и этики бизнеса. А третий том будет посвящен семье и дружбе.

По материалам сайта Booknik.ru

Австралийские евреи в "Бейт ха-тфуцот"


Старая синагога в штате Виктория. Старый художник. Читающий мальчик в кипе. Девушка в красном платье, присевшая на капот автомобиля. Молодые люди в элегантных костюмах, остановившиеся у входа в кафе. Это не просто лица и интерьеры. Это выхваченные наблюдательным взглядом фотохудожника искры времени и пространства, крошечные частицы жизни еврейской общины одной из самых удаленных частей света - Австралии.
В Музее диаспоры ("Бейт ха-тфуцот") в Тель-Авиве открылась фотовыставка работ одной из самых интересных фотохудожников современности - австралийки Анджелы Линкушки. На открытии было оживленно и многолюдно, и этому в немалой степени сопутствовало присутствие в стенах музея большого числа юных лиц: это был молодежный еврейский "десант" из Австралии, высадившийся на территории кампуса Тель-Авивского университета. Многие из них впервые оказались в нашей стране. "Географически вы от нас далеко, - сказал на открытии выставки председатель попечительского совета Музея диаспоры Леонид Невзлин. - Но зато мы очень близки духовно".
Посол Австралии в Израиле Джеймс Ларсен не преминул подчеркнуть, что это первая выставка с того момента, как был принят закон о Музее диаспоры и он получил статус Национального центра еврейских общин Израиля и всего мира.

Фотохудожница Анджела Линкушка работает в жанре документальной фотографии, кропотливо фиксируя на пленке и фотобумаге жизнь евреев своей страны. Серии ее работ представляют собой своеобразные "австралийские хроники", где главное внимание уделяется людям.
Ее работы хорошо знают во всем мире, они представлены во многих музеях мира, в том числе в Еврейском музее в Мельбурне, Национальной библиотеке Парижа, в Нью-Йоркском музее современного искусства, а теперь и в израильском Музее диаспоры.
На нынешней выставке представлена коллекция художницы под общим названием Dreaming in English ("Мечтая по-английски"). Речь идет о трех сериях фотографий, созданных в разные годы, но объединенных общей темой мельбурнских евреев. Одна из них, созданная в 1999-2002 годах, посвящена жизни и творчеству 80-летнего художника Феликса Тушинского, который уцелел во время Катастрофы и в возрасте 26 лет приехал в Австралию. Фотографии Анджелы Линкушки удивительно точно передают душевную стойкость этого человека, который своим творчеством способствовал процветанию еврейской культуры в Австралии второй половины прошлого века.
Вторая серия представляет собой подборку фотографий, изображающих старую синагогу в восточном Мельбурне - самую старую из действующих в штате Виктория и одну из самых красивых австралийских синагог. Она была заложена в 50-е годы 19 века, когда еврейская община Австралии еще только формировалась. Нынешнее здание было открыто в 1877 году, а совсем недавно отреставрировано. Серия фоторабот, посвященных мельбурнской синагоге, создавалась в 2005-м.
И, наконец, самая обширная коллекция представляет современную жизнь мельбурнской еврейской общины в лицах и событиях. Эта серия создавалась на протяжении 17 лет, начиная с 1989 года, и представляет собой подборку черно-белых фотографий, снятых в 1989-90 годах, а также серию больших портретов в цвете, снятых в 2006-м.
Еврейская община Австралии, насчитывающая ныне более 100 тысяч человек и составляющая полпроцента населения этой страны, ведет свое начало с 1835 года, когда евреи начали уезжать на "зеленый континент", рассчитывая на лучшую по сравнению с Европой и Россией долю и равные права. Еврейское население Мельбурна, второго по величине австралийского города, составляет почти половину от всей общины - 47 тысяч. Это очень динамичная и современная община, придерживающаяся принципов плюрализма, но сохраняющая при этом еврейское самосознание.
Выставка работ Анджелы Линкушки в Музее диаспоры - лишь часть обширной культурно-образовательной программы, которую проводит совместно с Музеем диаспоры фонд НАДАВ, основанный несколько лет назад Леонидом Невзлиным и его компаньонами Михаилом Брудно и Владимиром Дубовым. Фонд занимается поддержкой различных гуманитарных и образовательных проектов, оказывает поддержку Музею диаспоры, который всего два года назад находился под угрозой закрытия. Осенью нынешнего года в Музее диаспоры при участии фонда планируется проведение обширной выставки, посвященной истории борьбы советских "отказников" за право выезда в Израиль.

ПАМЯТИ БУКОВИНСКОГО КАРУЗО

Ирина ЛЮБАВИНА, "Еврейские новости"

Аудио- и видеопрограмма " Буковинский Карузо", посвященная почти забытому сегодня певцу Йозефу Шмидту (1904-1942), была показана в рамках фестиваля "M@NARCHIA" в Центральном доме художника в Москве.

Репертуар Йозефа Шмидта был разнообразен: классические арии, народные песни и молитвы. Шмидт много записывался, снялся в восьми музыкальных фильмах. Но, несмотря на существование записей, книг и многочисленных публикаций о певце, в России и бывших республиках СССР его не знают даже профессионалы. Он также малоизвестен сейчас в Австрии и Германии.
Артистическая жизнь " буковинского Карузо" продолжалась около десяти лет. Его красивый, теплый и яркий тенор с баритональной окраской не оставлял слушателей равнодушным. И если бы не преждевременная смерть, его слава, возможно, стала бы мировой.
Слушатели аплодировали певцу и не замечали времени. Его видели поющим на экране и ощущали его присутствие в зале. После концерта взволнованные люди подходили к организатору и ведущему программы Леониду Флейдерману и делились своими впечатлениями. Вот лишь некоторые отзывы слушателей.
"Благодарю за то, что позволили соприкоснуться с Чудом. Его голос звучит с чувством бесконечной благодарности и любви к жизни. Он открыл для меня смысл моей профессии", - начинающая певица, студентка 5 курса ГМПИ им. М.М. Ипполитова-Иванова Кристина Фуш.
"Меня "встреча" с Йозефом Шмидтом совершенно потрясла. Его искусство пения выходит за границы всех моих представлений о вокале. Он не сравним ни с кем. Он настолько больше, что не стоит заниматься сравнениями. Он стоит на другом постаменте и ни с кем не состязается. В нем масса доброты и душевной теплоты, он не самоутверждается, а просто, как соловей, делает свое дело", - композитор Шандор Каллош.


В качестве детского поэта впервые выступил известный еврейский писатель, главный редактор американской газеты на идиш "Форвертс", выходец из Молдавии Борис Сандлер (на снимке).
Двустишия из жизни зверей и птиц, которые автор сочинял поначалу специально для своей трехлетней внучки Неты, на первый взгляд, бесхитростны, но в действительности наполнены глубоким философским смыслом. Несмотря на миниатюрный объем, многие из них воспринимаются как полноценные басни! К примеру:

[дэр hон hот гестрАшет дэм ганцн hойф,//аз вэкн ди зун ин дэр фри hэрт эр ойф!]
Петух пугал весь двор,//Что он прекратит будить солнце по утрам!

Непреходяща злободневность такой вот жемчужинки:

[Ирэ пасн геhАт hот ди зЭбрэ ин др'Эрд,//hобм Алэ дэрзЭн балд, аз зи из а фэрд.]
На свои полоски зебре стало начхать,//И вскоре все увидели, что она <не более чем> обычная лошадь.
(На иллюстрации мы видим муравьев, сматывающих с ног и туловища коняги тфиллин.)

Читатель любого возраста, любого мировоззрения насладится этими строфами по-своему. Но - что самое, наверное, главное для детских стихов - они легки и воздушны, посему запоминаются как бы сами собой:

[ин вЭлдэр фаршнЭйтэ, ди штИлкайт дэрвЭкт,//зайн нигн гешпИлт hот дэр волф аф а зэг.]
В лесах заснеженных, тишину разбудив,//Свою мелодию играл волк на пиле.

В стихах Сандлера достоверно воплощено непосредственное видение мира сквозь призму детских фантазий:

[вос тут мит ди hЭрнэр ба нахт дэр hирш?//эр зипт ди штэрн ун бакт зих а книш.]
Что делает <со> своими рогами ночью олень?//Он просеивает звёзды и варит себе галушку.

А сейчас перед вами образчик виртуозного владения еврейским словом с обыгрыванием омонимии:

[ди тойб hот геклАпт цу дэр тойб ин дэр шойб.//ди тойб ин дэр шойб из гевЭн Обэр тойб.]
Голубь стучался к голубю в оконное стекло.//Голубь в окне был, однако, глух.

Сходное звучание различных слов натолкнуло поэта на такие строки:

[а швом из мекАнэ гевЭн ди швАнэн://зэй флИен, зэй швИмэн, зэй шрАен, зэй шпАнэн!]
Гриб завидовал лебедям://Они летают, они плавают, они кричат, они шагают!

А этот шедевр звукописи, включающий два слова с крайне редким для мамэ-лошн звуком [щ], не испортит даже недоработанность рифмы:

[ин сОбвэй а щур hот гещИрэт ди цейн...//ди бан из фарбАй - ништ кен щур, ништ кен цейн.]
В метро крыса скалила зубы...//Промчался поезд - нет ни крысы, ни зубов.

Оригинально расчленяя слово, Сандлер нащупывает неожиданные межъязыковые параллели, что придает его юмору стереоскопическое звучание - как тут не вспомнить шолом-алейхемовского Менахем-Мендла:

[фарлОйрн зайн "дил" дэр цетрОгенэр крОко...//гефУнэн им койм афн марк ин марОко.]
Потерял свой "дил" рассеянный кроко.//Нашел его еле-еле на базаре в Марокко.
(На картинке изображен крокодилий хвост, продающийся с табличкой "дил"; по-английски deal - выгодная покупка).

А вот рифма для "гурманов" еврейской лингвистики, построенная на созвучии слов, пришедших в идиш из очень, очень далеко отстоящих друг от друга источников:

[фаркОйфт hот ин марк дэр штЭхлэр балОнэн...//геплАцт hот зайн схОйрэ ун фаръЁгт ди балОним.]
Продавал ёж на базаре воздушные шары...//<Громко> лопнул его товар и разогнал <распугал> всех, кто на него позарился.

Предвидя возможный вопрос, замечу: переводов или подстрочников в книге нет. Есть только оригинальный текст на идиш и фонетическая транскрипция латинским шрифтом. Однако все мало-мальски редкие еврейские слова (не входящие в первые две-три тысячи по частотности) истолковываются в подстрочных примечаниях через более употребительные, известные каждому, кто накопил в мамэ-лошн хотя бы минимальный лексический запас. Так что для пап и мам, бабушек и дедушек сборник Бориса Сандлера станет трамплином к более высокому уровню владения языком.

Отмечу, что сборник отменно оформлен художницей Ителлой Мастбаум из поселения Долев. Роскошные иллюстрации пробуждают и укрепляют у юных читателей интерес к еврейскому языку, в чем уже воочию убедился автор настоящей рецензии на примере собственной семьи.
Особенно радует появление такой книги в наши дни, когда добротной детской литературы на мамэ-лошн, соответствующей смысловым и эстетическим критериям XXI века, издается крайне мало.

К сборнику прилагается компакт-диск, на котором композитор и певец Марк Айзикович исполняет песни, созданные им на базе стихотворений Б. Сандлера.

Это уже не первое обращение талантливого и плодовитого литератора к подрастающему поколению. В 1996-97 годах Борис издавал в Израиле детский журнал "Кинд-ун-кейт", который - наряду с другими художниками - оформляла вышеупомянутая Ителла Мастбаум.
Она же составила альбом еврейских песен "Нигн ун гешталт" ("Мелодия и образ"), вышедший в 2003 году в иерусалимском издательстве "Филобиблон" под редакцией Дмитрия Якиревича и также ориентированный во многом на юного читателя - хотя тексты той книги далеко не юны....


ВСТРЕЧА В "АРБЕТЕР-РИНГ"

Михаил РИНСКИЙ, Тель-Авив

21 марта в клубе "Арбетер-ринг" на ул. Калишер, 48, в Тель-Авиве, состоялась встреча с главным редактором нью-йоркской газеты "Форвертс" Борисом Сандлером. В этом году отмечаются три знаменательные даты: 110-летие первого Сионистского конгресса, первого конгресса Бунда и основания газеты "Форвертс" на языке идиш. Сегодня "Форвертс" - единственная газета мирового уровня, которая продолжает активно бороться за сохранение и развитие языка и культуры идиш. Даже в Израиле, который, казалось бы, должен быть оплотом, хранителем и продолжателем традиций нашего народа, фактически продолжается политика "ограничения и вытеснения" мамэ-лошн, начатая ещё с первых шагов нашего государства.
Тем не менее, на встречу с гостем из Нью-Йорка пришли многочисленные любители идиш. Открыл встречу руководитель клуба Михаэль Вайнапель. С большим и насыщенным фактами докладом об истории печати на идиш выступил Ицхак Люден. Как всегда, на высоком уровне исполнила несколько песен на мамэ-лошн Ализа Блехарович, которой аккомпанировал её брат, композитор Миша Блехарович.
Тепло встретил зал выступление Бориса Сандлера. По просьбе ведущего он кратко рассказал о себе, а затем - о газете "Форвертс" и о трудном положении печати на идиш в наши дни.

Надо сказать, Борис - не только главный редактор самой авторитетной еврейской газеты "Форвертс", но и талантливый еврейский писатель, выпустивший ряд романов и повестей на идиш и в переводах на русский язык. Кроме собственного литературного творчества, Сандлер еще ведет еженедельный "Радио-час "Форвертса". А в 2002 году ему была присуждена израильская литературная премия имени Фихмана.
"Форвертс" был создан в апреле 1897 года. Начало ХХ века, когда сотни тысяч еврейских беженцев, спасаясь от погромов в Восточной Европе и России, бежали за океан и п